realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

«Закон о шлепках»: работа над ошибками — 2



(Продолжение. Начало в предыдущей заметке.)

Что можно отметить принципиального в прошедших обсуждениях?

1. Ложные цифры — основа манипуляции. Пора бы уже как-то «завязать», что ли? Ну хотя бы на уровне Государственной Думы?

2. Концепт «семейно-бытового насилия» продолжает работать.

Это самосбывающийся концепт. Сначала делается «вброс» — «раскручиваются» шокирующие цифры, раз так в тысячу отличающиеся от официальной статистики. Потом говорится, что официальная статистика негодная. И тогда начинается смена понятий, что считать насилием. Оказывается, что достаточно просто поверить в то, что за словами «семейно-бытового насилие» действительно стоит некая проблема первоочередной важности, чтобы «зрение» переключилось на эту «первоочередную» проблему. И тогда можно увидеть насилие даже в принуждении помыть посуду.

После этого можно уже отбросить манипуляции с цифрами, чтобы совершенно искренне обнаружить, что таки да, мыть посуду / играть гаммы / делать уроки или что-то подобное заставляют почти в каждой семье. Иные «исследователи» даже доходили до того, чтобы измерять долю «неблагополучных» семей по ответам детей на вопрос: «Тебя мама обижает? Наказывает?»

Остается приравнять родителей к хулиганам, чтобы изменилась практика применения УК 116, и концепт победил уже и в официальной статистике.

Когда такой концепт работает, разговор мгновенно переходит с одной из самых мягких статей УК на одну из самых тяжелых: «Всё может начинаться с затрещины-пощёчины, рано или поздно заканчивается убийством». Начинается такая борьба с ведьмами, в которой уже и Конституция становится досадной помехой. А ведь именно Конституция и должна сдерживать горячие головы от принятия «горячих» законов!

3. «Танцору» концепта «семейно-бытового насилия» мешают и другие принципы, не только принцип равенства перед законом.

Например, мешает принцип соразмерность наказания (тоже обсуждался на этой сессии Думы). Ребенка шлёпнули по попе — суд над родителями — ребенок получает на всю жизнь пятно «сын уголовника», ограничения по приему на работу. Это соразмерно? Срок же самому «преступнику», не причинившему вреда здоровью, полагается такой же, как и за убийство по неосторожности.

Или принцип, по которому УК применяется только к совершённым преступлениям. Это ключевой принцип УК. Но для концепта «семейно-бытового насилия» («сегодня шлепок — завтра убийство») этот принцип — досадное недоразумения. Концепт требует защитить раньше, чем убьют. Тогда появляется новое безумие — «профилактические» запреты родным общаться, приближаться, писать письма, передавать просьбы и извинения (так называемые «защитные предписания»).

4. Ключевой вопрос — порог невмешательства в семью.

Какие здесь могут быть подходы?

Концепт «семейно-бытового насилия» стремится вмешаться как можно быстрее и как можно глубже: для него семья опаснее, чем улица. Собственно, именно поэтому он и ювенальный. Он не остановится до тех пор, пока не уничтожит семью — средоточие насилия — подчистую, пока не отберёт всех детей или хотя бы не выдаст всем подозреваемым предписание типа запрета приближаться к ребенку ближе, чем на 1000 метров.

Чтобы этому что-то разумно противопоставить, нужно понимать, ради чего нужна семья. Задача семьи — воспитать человека, передать человечность от поколения к поколению, сохранить не только традиции, но и саму способность ребенка формировать прочные эмоциональные связи. А это возможно только в полноценных семейных отношениях.

Позиция Родительского Всероссийского Сопротивления, собравшего свыше 213 тысяч подписей за исправление несправедливости 323-ФЗ, такая: «Родители и иные лица с их согласия вправе свободно выбирать меры воспитания детей, пока эти меры не наносят ущерба физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию».

Добавлю. Воспитание детей — это не маргинальная деятельность на грани закона. Это даже не просто право, это обязанность родителей. Но воспитание невозможно на одних только положительных подкреплениях.

Воспитание на одних только положительных подкреплениях невозможно вдвойне, когда самые яркие положительные подкрепления оказываются оторваны от семьи (телевизор, интернет, компьютерные игры, чипсы — мама, ты только плати), а родителям не остается ничего, кроме «права» лишать детей этих радостей. В одном из дел за вымышленные «побои» отцу «объяснили», что он не имел права даже отнять смартфон у сына, который купил его на украденные у отца деньги, чтобы смотреть порнографию.

Право родителей воспитывать детей надо прямо защитить законом. И прямо написать, что не чиновники и не НКО решают, как родителям воспитывать детей, а только сами родители. От родителей же чиновники вправе потребовать только одно: чтобы от их воспитания не было вреда здоровью.

Tags: фальсификации, ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment