realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

«Лучше б денег дали»



Левада-центр расспросила наших сограждан и сделала «великое открытие» — 61% опрошенных сказали, что основная проблема семейной жизни — недостаток денег. И только 3% пожаловались на отношения в семьях.

Но представители нашей власти (разных ее ветвей) с удивительной настойчивостью ставят вопрос именно о семейных отношениях. Недавно в одной из статей УК зачем-то приравняли родство и совместное проживание к хулиганству и экстремизму. Якобы чтобы улучшить климат в семьях (хотя это оправдание не выдерживает критики). Почему вместо этого нельзя было заняться более насущными проблемами?


Когда какой-то второстепенной проблемой занимается обычный гражданин — это можно понять. Он имеет право на причуды. В конце концов, может быть, он считает именно это более важным.

Например, когда я собирал подписи против беби-боксов, некоторые знакомые говорили мне: «Открой глаза! Не это главная проблема! Надо заниматься продавцами палочек на дороге! Они — главная проблема нашей жизни!». На это у меня простой ответ гражданина: я считаю, что стратегически важнее именно мой вопрос. Я считаю, что именно образование, дети, семейная политика, историческое достоинство и подобные вещи — ключевой фактор будущего, которым власти не хотят заниматься. У меня есть представление, каким должно стать общество, где его поворотные точки, и поэтому я действую не по принципу «что болит», а по принципу «куда я хочу в итоге прийти». Я считаю, что коррупция начнет исчезать, когда в жизни появится какой-то другой смысл, кроме денег. А без этого чем больше с ней борешься — тем больше эта борьба начинает походить на передел откатов. И как гражданин я имею полное право на такую позицию, даже если бы ее разделяло меньшинство.

Но как быть, когда явно второстепенным вопросом занимаются власти? Конечно, это еще можно понять, когда кому-то хочется оказаться заметными. Это плохой мотив. Кажется, не избежал его даже Астахов: когда обсуждался вопрос, почему приёмным семьям оказывается финансирование в разы большее, чем родным, он сказал, что денег мало, а родных семей много. Если всем раздать, то получатся копейки. А если раздать только приёмным — то уже «что-то». По-моему, ужасный довод, из-за которого появился финансовый интерес разрушать семьи, но, повторю, этот мотив еще можно как-то понять.

Ну, а какую цель преследовал тот, кто вносил в 323-ФЗ от 2016 года положения, по которой статья УК 116 «Побои» для посторонних больше не применяется, а для близких лиц — применяется сразу по самому жесткому типу, наравне с хулиганством и экстремизмом?

Это что, у кого-то «больше всего болит»? Нет.

Это нужно, чтобы кому-то хорошо выглядеть? Нет.

Но настойчивость потрясающая. Попрали Конституцию. Знали, но приняли. Значит, это тоже действие по принципу построения желаемого будущего? Выходит, так.

Так что за будущее пожелали и сам этот народный избранник, депутат Крашенинников, вносивший эти положения, и те, кто за ним стоят? Он таки ответил на этот вопрос. По крайней мере, из его объяснений стало понятно, какую стратегическую цель он преследовал этой поправкой: ему было важно утвердить понятие «семейного насилия» и идею, что государство должно вмешиваться в семьи. И соответствующую практику.

Не знаю, какой за этими целями стоит проект. Может, это вариант тоталитарного государства, монополизирующее сначала право на отрицательные поощрения, затем на положительные, затем на воспитание вообще и, в итоге, полностью разделяющее людей. Может, это какое-то бессемейное человечество. Может, это просто создание рынка социальных сирот или что-то еще.

Это ли ему поручали избиратели? А если ему это не поручали, то, может, он займётся этими своими частными инициативами на общегражданских основаниях, а не как представитель народной воли?

Tags: закон, чиновники, ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments