realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

«Линия памятников»



Бывают разные линии раздела мира.

Например, в XX веке большую роль сыграла такая чуть ли не мистическая линия — линия Керзона. Ее нарисовали в 1918 году англичане, затем в 1939 году она была практически воспроизведена в договорах СССР с Германией, когда Польша, заигравшись с нацистами, сама подверглась их оккупации. В 1945 году примерно по этой же линии прошла итоговая восточная граница Польши.

Конечно, по-настоящему юридически значимы те границы, которые проводятся по окончании войны. Но самые болезненные воспоминания почему-то связаны с теми границами, которые возникают сами собой — между враждующими полюсами. Лично мне памятен разговор с польской журналисткой, которая объясняла, что у них Россию ненавидят за то, что советские войска в 1944 году «почему-то» остановились перед Варшавой, позволив нацистам подавить восстание. Тоже ведь некая граница, совсем временная — а ведь помнят.

Такие линии не появляются случайно. Линия Керзона имела этнические предпосылки, а то, что она появилась в отношениях 1939 года, можно связать с поведением самой Польши. Это она посодействовала оккупанту, не позволив СССР защищить Чехословакию в 1938 году. Затем сама же поучаствовала в оккупации Чехословакии. И т.д. При этом она и не так чтобы сопротивлялась Гитлеру: потери польской армии за всю войну в разы меньше, чем потери Советской Армии при освобождении Польши.

Сегодня закладываются предпосылки еще более жестокой будущей линии раздела. Как и линия 1939 года, это тоже будет линия раздела влияния между будущими враждующими полюсами. И она тоже закладывается перед войной. Но только чертится она не странным сговором между непримиримыми врагами. Не на бумаге и не дипломатами, которые пытаются выгадать лишний год мира для своей страны. А где-то в душах. Руками самих тех, кого «делят».

Сейчас Европа стоит на пороге рождения нового фашизма. Нет, он еще не родился, но да, его сердце уже стучит во чреве полубольной старушки-Европы.

И кому-то придется удар этого фашизма принять на себя. Потому кто-то должен это сделать. И, в принципе, даже примерно понятно, кто.

И когда этот кто-то — быть может, уже душевно очень уставший, — снова поднимет меч воина-освободителя, он уже вряд ли бросится в интернациональном порыве освобождать народы Европы. Скорее, он просто «вернется за своими мёртвыми». За теми, кто отдали жизни в Великой Отечественной.

Он отдаст свой военный долг их подвигу, поклонится их памяти, обнимется с теми, кто чтит эту память, и... остановится у некоторой линии. Понятной для всех, но едва ли различимой на карте. Остановится у той границы, за которой его памятники оказались не нужны.

А что будет вытворять по ту сторону вторая инкарнация нацистского исчадия... это будет суверенное европейское дело.

Еще один намёк на подобную линию дан высоким натовским генералом. Они уже готовятся к ядерной войне (sic!) с Россией. По их расчётам, война начнется оттого, что Россия (перевожу с натовского на русский) не сможет мириться с притеснениями русскоговорящих национальных меньшинств в Латвии. Их выводы таковы, что надо жестче укреплять натовскую защиту прибалтийских нацистов от российской «агрессии».

Что может быть желаннее для карателя, чем безнаказанность, даруемая непобедимым иностранным хозяином?

Значит, внутри границ НАТО с русскими можно будет делать почти что угодно. И тогда снова на первый план выходит их собственная готовность защитить свои права. И если не получится — натовская граница станет границей кошмара.

А как показывает украинский опыт, защита своих прав четко связана с защитой советских памятников. В оккупированной Одессе смогли защитить Ленина — так там и на 9 мая выходят, несмотря на беспрецедентные преступления карателей.



Tags: память, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments