realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Чем закончится фашистский миропорядок?



Последнее время нам всё более недвусмысленно приоткрывается лик надвигающегося нового фашизма. Если так случится, что он победит, то что будет с миром и с ним самим?

Вопрос этот возник из споров, нужен ли будет ИГИЛ Америке после того, как будут сметены все неугодные режимы на Ближнем Востоке и ликвидированы могучий Китай и главная заноза — Россия?

Постараюсь здесь по возможности обойти вопрос глубинной (эзотерической) сущности фашизма, потому что это тема одновременно и сложная, и слишком жестокая по отношению к исследователю. Давайте попробуем поразмыслить об этом просто с позиций гуманизма и «здравого смысла».

Да, на всякий случай напомню. Фашизмом (в широком смысле слова) я называю любое учение (идеологию, систему взглядов), согласно которой не все люди являются людьми в полном смысле слова. Дескать, некоторые люди — люди, а некоторые — не люди. Например, расизм — это (в широком смысле) фашизм.

Еще до оформления фашизма как учения, его ростки дают о себе знать в лексике. Например, фраза «самка колорада с оторванными лапками» (сказанная в отношении русской женщины на Донбассе, которой снарядом оторвало ноги) четко указывает на фашистское сознание, даже если при этом не уточняется, по какому критерию (форме черепа, родному языку или причастности к какой-либо культуре) проводится разделение.

Итак, позиция 1. Политическая.

Мы видим, что и на Западе, и в России элиты вытворяют невиданный ранее ход: вместо того, чтобы, как это полагается для любой власти, укреплять государство, а значит, и всё, на чём оно стоит (ВПК, армия, наука, образование, здравоохранение, идеология либо религия и т.д.), делается почти прямо обратное (сердюковщина, фурсенковщина, и т.д. — об этом написано много). Причем не только у нас: в некоторых вопросах впереди идем даже не мы, а Запад («ювенальная юстиция», отбирающая детей по анонимному доносу, гей-пропаганда и т.д.). Вместо того, чтобы укреплять свою власть через укрепление государства, ставка делается на ослабление народа. Это можно понять: глобализация, стирая границы и порождая ТНК, ослабляет конкуренцию государств, но (сочетаясь с «демократией» в виде цветных революций) усиливает страх элит перед тем, что ее свергнут.

В подобных условиях рождался и фашизм XX века: тогда фашистская идеология оказалась востребована для того, чтобы подавить профсоюзы и дать заказы военным. Только теперь заказов военным нету, поэтому не нужны даже инженеры. Не нужны даже уже созданные «Шаттлы» и «Бураны».

Мы видим и постепенное движение лексики наших «элит» («быдло», «дельфины и анчоусы», «генетическое отребье» и т.д.), и соответствующую подчеркнуто-бесчеловечную политику (почитайте, как происходит изъятие детей по надуманным предлогам и какие неслыханно хамские высказывания при этом делаются) как у нас, так и на Западе. Видим и признания на тему: «Мы работали надо проблемой имущественного расслоения... ха-ха, в какую сторону?!» Понятно, что политически это движение туда же.

Есть и другие признаки.

Если мы не знаем точно, какое будущее хотел видеть Гитлер (допустим даже, что он всерьез мечтал о великой Германии), то в любом случае мы можем заметить, что современные поклонники подобных течений, смачно (и отвратительно) разлагаясь сами, делают ставку именно на еще более быстрое разложение населения. Условно говоря, «править будут голубые, а у быдла просто отберут детей. А это быдло еще и будет аплодировать и говорить, что так и надо».

Это только одна из «наблюдательных позиций». Сама по себе она заставляет насторожиться и задуматься, но вряд ли что-то окончательно доказывает. Перейдем к другим позициям.

Позиция 2. Эволюционная.

С точки зрения эволюциониста, человечность (или, по Дарвину — инстинкт любви и взаимопомощи) — ключевой элемент, заложенный в вид homo sapiens, определяющий всю его специфическую человеческую историю развития. Отказываясь от гуманизма, человек проваливается куда-то до первобытного уровня. Но это будет происходить с «высшими» людьми — заказывающими этот чудовищный бал. А низшие будут (настолько, насколько это позволят технологии) доведены до уровня скота. Если, к примеру, к этому моменту подоспеют генетические технологии (например, по принципу «улучшение характера будущих детей, чтобы они были менее агрессивными и социально опасными»), то можно говорить о превращении всего человечества в одно дичающее племя «высших» извращенцев и кучу биомассы, в которую превратятся все остальные.

Попросту говоря, это конец человеческой эпохи на Земле.

Позиция 3. Христианская.

Признаюсь сразу. Я человек светский. И поэтому сужу об этой позиции в меру своего понимания. Прошу простить. И фашизм, и предшествующий ему постмодерн — это царство Лукавого. А там нет иных конечных пунктов, кроме бездны. В отличие от власти всяких отдельных бесов, которые могут терзать долго на одном и том же месте.

Конечно, если это всё будет длиться только три года, пока не протрубят ангелы, оно не успеет дойти до своего логического конца. Но путь понятно куда.

Позиция 4. Обыденная светско-гуманистическая («здравый смысл»).

Если человек — высшая ценность, и эта ценность отменена (потому что нет рода человеческого), то мир бессмысленен. А без смысла (см., например, снова эволюционизм) всё рассыпается, и даже прошлые завоевания, теряя смысл, утрачиваются. (Позиция 1 — политическая — перечисляет некоторые из этих завоеваний.) Иной высшей ценности фашизм не предлагает. Ни светлого будущего, ни жажды справедливости, ни Спасения — только власть через подавление.

Сюда же можно добавить рассуждения из области здравого смысла. Возможна ли вообще остановка? Что значат слова «Остановись, мгновение, ты прекрасно»? У Гёте эти слова были паролем, прекращавшим жизнь. Можно ли с помощью мумификации дать вечную жизнь фараону? Нет. Можно только дать вечное лежание его трупу.

Позиция 5.

Это даже не позиция, а ссылка на исследователей, знакомых с сущностью фашизма не с позиций «здравого смысла», а аналитически.

Эта сущность в том, что серьезный фашизм почему-то всегда оказывается в области гностической традиции. То есть такой, которая не просто считает людей «швайном», а всё мироздание считает злом. Которое, следовательно, нужно уничтожить (отрепетировав сначала на собаках и на людях). В качестве свежего примера такой гностической «эсхатологии» можно привести мистерии вроде бы респектабельного профессора МГУ А.Дугина, где в финальной сцене происходит сжигание Земного шара.

Дадим всё же слово исследователям. С.Е. Кургинян, передача «Смысл Игры» № 26:

Полностью разрушить способность низших двигаться наверх, создать многоэтажное человечество, закрепить беспощадную власть элит, которые не служат своему народу, не служат Истории, а существуют в себе и для себя, прекратить развитие, а дальше начать реализовывать предельные амбиции любого гностицизма, которыми является уничтожение форм, уничтожение Творения как такового («творенье не годится никуда»), и так далее, это уж там лежит за пределами такой практической метафизики, политической.


Мне кажется, все эти позиции говорят об одном и том же: фашистский миропорядок — никакой в обычном смысле не порядок. А скорее такой антипорядок, который состоит только в том, чтобы извести всё, что способно шевелиться, а затем и самому свернуться в точку в какой-то супервластной микрогруппе, и в каком-нибудь оргиастическом или наркотическом угаре, на грани реальности, бесконечно красиво уйти в бесконечно далёкий бесконечно призрачный мир.

Таким образом, уничтожение человеческой сущности у себя (в «глобальном городе») Запад будет осуществлять сам, а ИГИЛ ему будет нужен для того, чтобы гарантировать, что нигде в остальном мире (в «глобальной деревне») не останется ни одного островка, который будет тонуть медленнее, чем этот самый Запад.

Поэтому я считаю, что образования типа ИГИЛ — это не случайность и не временное сооружение, а очень и очень долгосрочный проект.

Tags: ИГИЛ, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments