realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

О понятии «свобода»

Сегодня случайно в разговоре возник вопрос. Вот есть такое понятие — «свобода». Все думают, что оно имеет конкретный смысл. Реально быстро оказывается, что «с ходу» раскрыть смысл этой свободы не так-то просто. И более того, «неожиданно» выясняется, что понятие «свободы» менялось в истории.

Здесь меня интересовал вопрос «свободы» как идеала, как ориентира и движущей силы развития. Как он менялся? Поскольку нас интересует именно позитивное содержание этого слова, давайте сразу отметём «свободу от», а оставим только ракурс «свобода для». Вопрос можно поставить так: «Зачем вам свобода? Что вам дает статус свободного человека?» А потом посмотрим, во что эти ответы складываются.


Я спрашивал друга, он отвечал. Ответы не историка, но зато простые, человеческие.

Древнюю Грецию мы пока отложим в сторону.

Древний Рим. Что такое было свобода, чем она была хороша? Свобода — делать что хочу (что заблагорассудится). Возможно, из-за жесткой многоуровневой системы, в которой даже не совсем понятно было, кто на самом деле свободен (кроме императора), о бОльшем мечтать, видимо, и не приходилось.

Средневековая Европа. Свобода — распоряжаться собой (выйти за социально заданные роли). Этакий минималистический горизонт. Просто распоряжаться собой.

Просвещение, буржуазная эпоха (до Первой мировой). Свобода — развивать свою личность (самовыражаться). Горизонт явно расширяется!

Далее нам придется сделать ветвление: Европа отдельно, Россия отдельно.

Европа. После Первой мировой, сколько мой собеседник не напрягал свои начитанные извилины, не смог найти внятных объяснений, зачем именно была нужна эта самая свобода. Как будто она стала не нужна, а о ней говорили то ли как-то по инерции, то ли в рамках какого-то массового невроза. Похоже, что свобода там была нужна для преодоления страха. Не уверен, но подозреваю, что страха того самого: ужасы Первой мировой показали людям, что их идеалы куда-то не туда ведут. И они потеряли надежду. От свободы остался ярлык.

После Второй мировой эта странность усиливается. Тут уже отчётливо: свобода нужна для того, чтобы потреблять.

Россия, как известно, пошла другим путем. И в советском опыте ответ на вопрос «зачем нужна свобода» вполне можно припомнить (хотя и пришлось напрячься). Свобода нужна для творчества. Свобода творить. Именна эта свобода всерьез декларировалась, и именно она, пожалуй, больше всего и ценилась.

Видим, что после Великой Октябрьской революции горизонт «свободы» ещё приоткрылся. Можно, конечно, говорить, что при этом не было в желаемом объеме, например, свободы слова. Но когда ставятся противоречивые цели, приходится выбирать: что для вас самое главное. И здесь мы пытаемся найти именно это главное. Видим, что главное — творить, а не болтать что угодно. Логика здесь есть. В конце концов, если верить Маслоу, никакого творчества и не было бы, если бы не были удовлетворительно обеспечены «низшие» потребности. В той же безопасности, например.

Итак, с точки зрения отдельного человека, его свободы явно растут: расширяются горизонты. От свободы минимальной («иметь своих рабов») — к свободе всё более широкой («стать авиаконструктором»).

Вообще, свобода, если ее понимать как цель, не терпит двойственности. Если вы хотите реализовывать свободу быть авиаконструктором, то от свободы иметь рабов придется отказаться: при рабовладении самолеты хорошо летать не смогут.

Что будет дальше? Уже сегодня можно слышать: «Я хочу свободы делать то, что я один сделать не могу. Мне нужен другой для того, чтобы вместе реализовать мечты». Действительно, полететь в космос — одному человеку не под силу. Создать советскую систему образования, развить науку — это тоже дело, возможное только в совместной работе многих людей. В которой каждый находит себе достойное место.

Уже в XX веке появилась такая (нехорошая, честно говоря, но это сейчас не важно) присказка: «Наука — это способ удовлетворения собственного любопытства за государственный счет». Здесь государство работает на человека так, как никогда ранее. Никакой фараон не мог мечтать о том, чтобы столь серьезно удовлетворять собственное любопытство: читать критику своих статей, ездить на конференции. А здесь целая армия учёных, соединённых общим пониманием, в какую сторону двигаться, с упоением занимается — каждый интересным делом. И ведь не только учёных! Ведь не единым космосом жив человек.

Что выходит? Выходит, что понятие «свободы человека» непрерывно расширяется по мере развития общества. И явным образом переходит границы самого этого человека. Потыкавшись в эти границы («ваша свобода заканчивается около кончика носа соседа»), человек улавливает, что для полного реализации свободы нужно не противопоставлять свою свободу свободе других, а объединить ее со свободной других.

Наверное, это и называется коммунизм.

P.S. А что Древняя Греция? Она выбивалась из какой-либо системы. После долгих обсуждений того, зачем гражданин будет дорожить своим статусом, если в том обществе и рабом тоже жить было можно, и даже басни писать... Напротив нее в нашей табличке получилась такая запись: «Свобода приносить пользу своему полису (принимая участие в его общественной жизни)». Не правда ли, совсем не то, что в Средние века? Прямо какой-то небывалый коллективизм в обществе, прославившемся именно вниманием к индивиду... Но об этом как-нибудь в другой раз.

Tags: коммунизм, свобода
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments