realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

«Закон о шлепках»: работа над ошибками



Дума начала исправлять «Закон о шлепках».

Законопроект

11 января Госдума приняла в первом чтении законопроект, по которому «побои» и шлепки в отношении близких лиц больше не будут приравниваться к «побоям», совершённым по хулиганским и экстремистским мотивам. Близкие люди будут судиться так, же, как и посторонние, — а не строже их.

Напомню, 323-ФЗ от 3 июля 2017 года смягчил наказание за «побои» для чужих людей (КоАП вместо УК), но ужесточил наказание за «побои» для близких лиц (УК 116, до 2 лет лишения свободы). Одновременно этот закон запретил близким лицам примирение по этому составу преступления.

Напомню, что юридически «побои» (УК 116) означают не только собственно побои, но и любые насильственные действия, причинившие физическую боль БЕЗ вреда здоровью. Здесь главная проблема в том, что при желании под эту статью подводятся любые телесные наказания, а дело возбуждается (и дети отнимаются) даже уже при подозрении на такие наказания. Например, детей могут отобрать за синяк на лбу от детского кубика.

Напомню также, что по социологическим данным, отношение к телесным наказаниям у нас в целом отрицательное («Детей-то лучше не шлепать»), но они порой необходимы, и половина (51%) наших сограждан иногда к ним прибегает (считает это нормой). Только 2% опрошенных заявили, что семейные наказания шлепками и подзатыльниками воспринимается как преступление.

Напомню, и, возможно, это самое главное, что на пресс-конференции 23 декабря Президент был сильно удивлён тем, что его поручение устранить ювенальную юстицию до сих пор не исполнено.

Формально, законопроект просто убирает из УК 116 антиконституционное положение, по которому близкие лица оказываются в неравном положении (ст. 19). И всё. Нет никаких тонкостей, типа отделения шлепков от других не причиняющих вреда здоровью действий, мотива воспитания от других мотивов и т.п.

(Еще раз подчеркну: в УК 116 речь идет только о действиях, не причиняющих вреда здоровью! В УК полно других составов преступления, вот, например, соседние статьи: УК 115 — легкий вред здоровью, УК 117 — истязание. По 323-ФЗ, наказание по УК 116 даже получилось более жестким, чем по УК 115.)

Первое чтение

Развернулась интересная дискуссия.

Баталина призывала поддержать законопроект, но при этом делала особый упор на том, что эта правка не ослабляет борьбу с «семейно-бытовым насилием». (Странно: а что, если бы ослабляла, то Конституцию можно было бы попирать и дальше?)

Пояснила, что ради борьбы с семейным насилием, было бы правильнее даже не наказывать пост-фактум, а проводить профилактику, вплоть до принудительной изоляции родных друг от друга. (Ещё интереснее: они будут приходить к вам в семью и защищать ваши права, которые никто не нарушает. Вы их в дверь — они в окно, да с судебными приставами.)

Неоднократно озвучивались анонимные цифры о «чудовищном насилии» в российских семьях. Цифры были опровергнуты.

Мизулина привела результаты прокурорской проверки 2015 года по Хакасии. Оказалось, что 40% дел по УК 116 (еще по старой редакции) возбуждались без достаточных оснований; 57% — в отношении работающих матерей-одиночек.

Фракция КПРФ почти полным составом законопроект не поддержала. Мол, шлепки и так не должны подвергаться уголовному преследованию ввиду малозначительности (ст. 14 УК РФ), и поэтому закон принимать не надо, а просто Верховный Суд должен дать разъяснение. А статью смягчать нельзя. (Верховный суд, может, и разъяснит, но реальные решения всё равно будут приниматься на местах. А потом, видимо, понадобится очередная прокурорская проверка, чтобы понять, что закон продолжает работать по-прежнему, что люди отбыли срок ни за что, и что семьи разрушены?)

Вместо этого КПРФ предложила другую редакцию УК 116, когда наказывают за то, что «физическая боль» причиняется «в отношении несовершеннолетних, беременных женщин, а также лица, находящегося в беспомощном состоянии вне зависимости от мотивов и места совершения». (Бить кормящую мать, получается, теперь будет можно, а воспитывать ремнем детей — всё так же нельзя от слова «тюрьма»? По сути, это тот же запрет на телесные наказания, только с еще большим количеством «слезинок ребенка» в обосновании. И, конечно, еще раз напомню, что практика такая, что отбирать детей будут даже не за наказание, а за подозрение на наказание.)

В целом закон Дума приняла в первом чтении, то есть к работе. С чем и поздравляю. Собранные подписи сыграли свою роль.

Продолжение следует...
Tags: ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment