realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Мифотворчество о мифах: Призыв Петра перед Полтавской битвой



Миф — это не то, что неправда. Миф — это то, что вдохновляет многие поколения людей. За свою долгую историю пересказов он приукрашивается, из него удаляется то, что не вдохновляет, иногда что-то добавляется.

Но если это миф настоящий, то значит, он жил уже с самого начала — иначе бы его не сохранили в сердцах и преданиях. А значит, его изначальная форма, сложенная современниками событий, была тоже вдохновляющей, и за века всяких трансформаций сохранила свое главное содержание.

А если миф ненастоящий, если это конструкт, созданный спустя много лет для того, чтобы переписать историю, тогда в него можно внести что угодно, за ним нет исконного содержания.

Когда начинается борьба с мифами, понятно, что это не борьба за правду, а борьба именно с источниками вдохновения. И эта борьба зачастую только прикрывается правдой и наукообразием. Так, некоторые дошли до того, чтобы отрицать подвиг 28 панфиловцев. Потом, правда, оказалось, что с этой критикой «не всё так однозначно», а материалы всё-таки есть не только с советской стороны, «заинтересованной» в создании мифов, но и с немецкой...

По некоторым причинам в «борьбу» с мифами вовлечена и Википедия. Открываю страницу о Полтавской битве. Читаю:

> Мифотворчество вокруг Полтавской битвы началось вскоре после ее окончания. Литературной обработке подверглась речь Петра перед баталией. Так, известный текст: «Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. Итак, не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое, за род свой, за Отечество. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние ее», — скорее всего, имеет более позднее происхождение (возможно, обработан Феофаном Прокоповичем). Реальная речь была иной и более обыденной: «Делайте, братия, так, как я буду делать, и всё, помощию Всевышнего, будет добро. За победою, после трудов, воспоследует покой»[25].

Ссылка: Е. Анисимов. Миф Великой Виктории. // Родина. № 7. 2009.

Найти оригинал этого издания быстро не удалось, но есть статья за тот же месяц того же автора с тем же названием:

> Но тут нельзя не упомянуть обо всем известной речи Петра, с которой он якобы обратился к воинам перед битвой: «Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. Итак, не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество. А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние ее». Речь эта, выдержанная в античном стиле, имеет несколько вариантов и, скорее всего, является апокрифом. Так как речь эта впервые встречается в «Истории Петра», написанной самим Прокоповичем или под его руководством, то этого мастера элоквенции мы можем считать ее автором. Кажется примечательным, что широкому хождению речи в редакции Феофана не препятствовало то обстоятельство, что из опубликованного «Журнала или Поденных записок» Петра Великого, который редактировал сам царь, уже давно было известно, что он сказал под Полтавой. Согласно «Журналу», Петр действительно произнес речь, но она была другой, чем у Феофана, и больше отвечала кругу мыслей, общей стилистике поведения Петра, которое он демонстрировал не только на поле боя, а вообще в жизни: «Делайте, братия, так, как я буду делать, и все, с помощию Всевышнего, будет добро. За победою, после трудов, воспоследуете покой».

Итак, автор считает, что авторитетный источник — «Журнал или поденная записка» самого Царя (правда, непонятно, почему автор называет его «записки», а не «записка»), и приводит якобы цитату оттуда.

Цитата странная. Зачем в смертном бою думать о покое? Василий Тёркин по этому поводу говорил: «Я боец еще живой». Сам довод не менее странный. Звать солдат в решающий бой и не поднимать их дух — это просто губить их. Но это историк, он должен знать точно. И он, как и положено, ссылается на источники.

Что же гласит об этой речи сам источник?

А ничего. За тот день, 27 июня по старому стилю — никаких текстов выступлений: ни простых, ни духоподъёмных.

стр. 210-211
стр. 212-213
стр. 214-215

(Прошу читателей еще раз проверить: может, я не заметил слона?)

Зато там же (в этом авторитетном, если верить автору, источнике!) нашлось свидетельство про «пулю в шляпе». Вот Википедия срывает покровы:

> Пуля, попавшая Петру в шляпу, в мифе превратились в три пули, попавшие в шляпу, седло и нательный крест Петра (последнее призвано сакрализировать участие Петра в битве).

Вот АИ (авторитетный источник) Википедии:

> Значит, царь оказался в непосредственной близости от противника и рисковал своей жизнью. Но для мифологического сознания этого мало. Согласно легендам и солдатским песням XVIII-XIX веков в Петра попало три пули: одна — в шляпу, другая — в седло и третья — в нагрудный крест.

А Вот АИ самих этих АИ (см. выше Журналъ, стр. 215):

> И тако милостию Всевышняго совершенная виктория, (которой подобной мало слыхано), с легким трудом и малою кровию против гордаго неприятеля чрез самаго Государя персональной, храброй и мудрой привод, и храбрость начальных и солдат, одержана; ибо Государь в том нужном случае за людей и отечество, не щадя своей Особы, поступал как доброму приводцу надлежит, где на нем шляпа пулею прострелена, и в седельном орчаке фузейная пуля найдена.

Не правда ли, разница немалая? Одно дело, когда «из одной случайной пули целый миф раздули». Другое — когда уже две пули реально есть. Если есть две, то третья, попавшая в крест, уже может появиться позднее — ядро мифа от этого уже не меняется. (Хотя не исключено, может, и третья тоже была. Ведь если о ней здесь ничего не сказано, это не значит, что ее нет.)

Мифопогромщик же прочитал источники, выбрал из них те, где сказано про одну пулю, а потом сделал свои околонаучные, но весьма действенные выводы.

Раскручивая «миф о мифе», Форбс пишет уже совсем категорично:

> А теперь о широко растиражированной речи Петра перед битвой. Впервые появилась она в сочинении о Петре, написанном… Феофаном. Увы! Это апокриф, выдумка. В «Журнале или Поденных записках» Петра Великого — их редактировал сам царь — упоминается, что Петр действительно произнес речь. Он сказал: «Делайте, братия, так, как я буду делать, и все, с помощию Всевышнего, будет добро. За победою, после трудов, воспоследуете покой», т. е. получите отдых. И никаких трескучих фраз про судьбы России

Понятно, чего хочет Форбс: чтобы не было никаких «трескучих фраз» о судьбах еще трепыхающейся России.

Схема манипуляции, вообще говоря, стандартная. Создается необоснованное квазинаучное высказывание, которое многократно цитируется, каждый раз с повышением статуса и градуса того, что нужно внедрить в сознание. Например, так было с мифом о семейном насилии (Википедия и там оказалась вовлечена).

Какой практический результат такой диверсии в общественном сознании?

Примерно такой:

> Однако, что касаемо речи Петра, не все так одназначно... Есть и иная версия, которая утверждает, что царь произнес достаточное скупое, но близкое ему по характеру и духу напутствие: «Делайте, братия, так, как я буду делать, и все, с помощию Всевышнего, будет добро. За победою, после трудов, воспоследуете покой». А расширенный вариант, на самом деле, был сочинен пронырливым царедворцем Феофаном Прокоповичем.

Мифотворчество (в смысле выдумывания того, чего не было) о мифах (в смысле того, что вдохновляет) сработало.

Миф (в смысле «источник вдохновения») не терпит сомнения. Агрессивное насаждение выдумок о том, что источник-де ненастоящий, разрушает этот источник. И из действующего образа в народном сознании он возвращается в кабинеты историков, которым еще предстоит разобраться, правда это или нет. Зачастую, правда, сами эти историки прекрасно всё знают, только вот говорят неправду.

И пока народ оторван от этих источников, он заложник разного рода сванидзе.

Tags: история, манипуляция, мягкая сила, фальсификации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments