realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Само-осознание и рефлексивные игры — 3

Рефлексия не всесильна



Современные люди обычно считают, что мир познаваем. Так, Эйнштейн говорил: «Самое удивительное в этом мире, что он познаваем, хотя это в принципе невозможно». Но что нужно, чтобы познать мир? Казалось бы, если ты хочешь что-то познать, надо начать с того, чтобы об этом подумать.

Отсюда мысль: если очень хорошо подумать, то всё поймешь. Или, совсем упрощая: если ты хочешь познать мир и себя, подумай о мире и о себе. Когда исчерпаешь возможности такого познания, тогда, чтобы понять еще лучше, подумай о том, как именно ты думаешь — и о мире, и о себе. Это уже называется «теория». Когда и с этим разберешься, то, чтобы еще уточнить свое знание, подумай и над методологией теории. И так далее. И, мол, рано или поздно ты обязательно придешь к истине. По крайней мере, современная наука дала свои великолепные плоды именно тогда, когда стала пользоваться теориями, и эти теории осознанно развивались.


У этой идеи могут быть разные варианты. Например, может быть два субъекта: первый постигает второго (пытаясь понять его слова или действия), а второй — первого.

В любом случае, предполагается, что есть некий прием «осознание» («рефлексия», «интерпретация» и т.д.), который не просто создает что-то нетривиальное, а рано или поздно приведет к полному постижению мира, просветлению, рождению сверхсознания и т.п.

Оказывается, это вовсе не обязательно так! Сама по себе рефлексия не гарантирует достижение истины, и это можно легко показать на примере.

Говоря формально, рефлексивный ряд не обязан сходиться к истине. Уже просто потому, что он может вообще никуда не сходиться!

В прошлых заметках я писал о книге Лефевра «Конфликтующие структуры», где, еще в советское время, был впервые предложен математический аппарат для анализа рефлексивных процессов. И в ней разбирается интересный пример, как раз с такой расходимостью.

Представим двух пиратов возле сундука с сокровищами. Каждый пират вооружён пистолетом. Если он застрелит подельника, получит сокровища целиком. Если никто никого не застрелит, сундук придется поделить пополам. И допустим, хотя сундук — это здорово, но умирать ради него пиратам не хочется.

С точки зрения обычных игр, в этой игровой ситуации оптимального решения нет. В принципе, возможны два подхода. В первом подходе каждый думает: хочу получить всё, — и поэтому пытается застрелить другого. Получается дуэль с шансами 50:50.

Другой подход — кооперативный, когда заранее договорились и на честном слове всё поделили. Но для этого нужны какие-то способы договориться.

Теперь подойдём к этой ситуации не с позиции теории игр, а как к осмыслению ситуации игроками. Допустим, пират способен на две гениальные мысли. Первая — осознать, где он находится и что происходит. Вторая — понять, что его подельник такой же пират, как он, с такими же мыслями. Тогда получается такая последовательность рассуждений:

1. (Осознание своей позиции.) Передо мной клад. Я сейчас застрелю подельника и получу его целиком.

2. (Осознание равности позиций.) Но он думает точно так же, как и я. Значит, если я буду стрелять, то и он будет стрелять. Но половина клада не стоит половины шансов выжить. Не буду стрелять, и он тоже не дурак, поделим.

3. (Осознание своей позиции.) Но раз он всё подумал так же и решил не стрелять, то я могу его перехитрить. Надо стрелять!

4. (Осознание равности позиций.) Но тогда и он тоже может попытаться меня перехитрить! Так делать не надо!

5. (Осознание своей позиции.) Итак, хитрить не надо. Он стрелять не будет. Но тогда что мне мешает выстрелить?

И так до бесконечности. Ряд не сходится ни к чему.

Если мысли идут в другом порядке, то ряд может даже сойтись. Например, если вместе с осознанием мыслей противника игрок сразу думает и о своем ответе на них, то он неизбежно будет уверен, что надо как можно быстрее стрелять. А если его главная мысль будет «мы с ним оба пираты», то он неизбежно будет избегать ненужных рисков, а стрелять будет только если вдруг увидит, что подельник повернулся спиной.

Но ведь правильный ответ не может быть одновременно и «стрелять», и «не стрелять». Реальный правильный ответ зависит от того, одна это банда или не одна, или от того, стоит ли половина сундука такого риска и т.д.

В этом примере даже совершенно адекватное осознание ситуации, даже проведённое тысячу раз, не приведет к единственно верному ответу. Разные пути адекватного осознания приводят к разным убеждениям!

Ответ, к которому вы придете, сильно зависит от того, как у вас устроена эта самая рефлексия. Даже если она правдива, но однобока, то, сколько ни крути («сколько ни накручивай»), вы можете бесконечно топтаться «вокруг да около». А проблем не решите. Либо вам покажется, что вы решили, — а на самом деле не решили, а только еще больше запутались.

Как тут не вспомнить идеологические споры, когда обе стороны «по-своему правы», а различаются только в изначальных предпочтениях, кого что больше беспокоит! Кого-то интересует безопасность страны, а для кого-то главное — чистота клозетов. Вроде, и там и там умные люди. И там и там, многократно применяют нехитрые, но в целом правильные рассуждения. Но итоговые выводы могут быть диаметрально противоположны даже в вопросах уровня «быть или не быть».

Такие примеры часто болезненны. Например, беби-боксы. Здесь тоже вопрос в том, на чём сфокусировано внимание. Если в вашем сознании главная мысль: «Спасти хоть одного», за которой стоит эмоциональный образ «лучше так, чем на помойку», то какая вам будет разница, что еще ни одного не спасли, но зато сломали жизни десяткам? Вы ответите: «Сначала докажите, что ни одного не спасли». Когда вам скажут: «Из десятка досконально разобранных случаев не спасли ни одного», — ваш ответ будет простой: «А может, будет одиннадцатый». И что из 100 подброшенных в ящики детей 20 затем пропадают без следов, и что там речь о признаках торговли подброшенными детьми, — такая «мелочь» уже не дойдет до вашего сознания: «Докажите, что пропавшие дети погибли». А тонких моральных вещах разговор уже даже не зайдет: «Какая мораль! Вы что, хотите, чтобы детей и дальше убивали?» Доказывать что-то должен будет ваш оппонент (если оппонент у вас вообще будет). На каждый его довод автоматически создается ваш контр-довод, который сразу выводится из-под критики. Почему так — это уже вопрос вопрос из области психологии, а наша тема сейчас — логика.


Мир познаваем, и это действительно удивительно. Но всё не так просто, чтобы «просто думать». Удивительно же то, что несмотря на всё это, человеку всё-таки уже удалось познать так много.

И если речь о событиях в политике, в общественной жизни, мало просто дежурно почитывать новости, дежурно смаковать их, или наоборот, рыдать над ними. Нужно что-то большее. Иначе каждый так и останется в своей нише, и каждый так и останется полностью уверен в своей правоте. Или, еще хуже, скажет, что правды вообще нет.


Tags: логика, наука, познание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments