realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Преступление vs. насилие



Человек (кстати, блогер) ловил покемонов в храме. Его арестовали. Появляется Amnesty International и просит, даже требует его освободить.

А действительно, почему бы не освободить? Ведь может, он раскаялся? Или, может, это никого не оскорбило? Или оскорбило, но на это нет закона? Нет преступления — нельзя наказывать?

Нет! Объяснение правозащитников потрясающее: «Блогера признали узником совести, поскольку этот человек был помещен за решетку за совершение ненасильственных действий».

По логике этого «законодателя мод» выходит, что если вы совершили ненасильственное преступление, то вы узник совести! Нельзя сажать за преступление, если оно ненасильственное!

Всё, что угодно: святотатство, клевету, коррупционные сделки, прославление нацистов, — всё это, оказывается, совершают святые люди, узники совести.

А что тогда такое преступление? Кто плохие люди?

Понятно кто. Тот, кто совершает другие действия — насильственные. И это не только логика Amnesty International. Это общий пункт новых западных веяний. Если есть насилие (шлепок по попе) — то это преступление. Причем преступление страшное. Ведь если два брата подрались и сгоряча написали заявление, то им надо запретить примирение. И дать года полтора лишения свободы. (На сегодня это уже реальный случай.)

Дальше — больше. Теперь говорят, что не только надо запретить женщине забирать заявление на ударившего ее мужа, но и самому этому мужу — запретить звонить ей, пытаться извиниться и вообще приближаться к ней. Ведь у нее же может быть стокгольмский синдром: она снова захочет вернуться к насильнику! А этого допустить нельзя. При этом уже даже намекается, что не обязательно, чтобы она сама подавала это заявление. Да и ударил он её или нет, уже тоже как бы не так уж и важно, ведь наперёд известно: «Ну мы же знаем, что в семьях творится насилие».

Так что это не случайная игра слов одной только Amnesty International, а очень даже общее место.

Вернемся к преступлению и насилию.

Как в этой новой логике быть с тем, что мир без принуждения невозможен? С тем, что любое принуждение — это уже насилие, что само государство — необходимый инструмент насилия?

Выход тогда один. Надо перераспределить власть, то есть это самое насилие. Из рук родителей — в руки государства, но уже не самого государства, а новообразований типа «межведомственного взаимодействия». При этом где-то за их спиной маячат НКО, и уже не разберёшь, почему отобрали ребёнка — то ли за шлепок по попе, то ли потому что кому-то нужна галочка, то ли потому что спрос на сирот превысил предложение.

А из рук государства — в руки наднациональных структур. Но и здесь тоже не ООН же будет решать, за дело ли сидит блогер. Значит, решать будут вот такие Amnesty International с их «различными» источниками финансирования. Что тогда получается?

Во-первых, тотальный контроль. Потому что влезают во всё, не только во внутренние дела страны, но и в семью. И даже не отрицают, что влезают. Наоборот: доказывают, что именно это и надо делать.

Во-вторых, тоталитаризм, хотя это звучит странно. Навязывается одна идеология, по которой любое отрицательное поощрение — это преступление. А ваше первое и главное право — чтобы вам не нанесли «насильственных действий, повлекших физическую боль, не не причинивших вреда здоровью». И это право вам навязывается даже если вы его не хотите. (Точнее, навязывается именно тогда, когда для вас это право, скорее всего, не самое главное: если это случилось у вас с близкими.)

А в-третьих, диктатура тех, кому в итоге передаётся это право на насилие. Тех, на чьи действия будет закрывать глаза Amnesty International. Тех, кто формирует такой спрос на сирот, что детей забирают с полицией и электрошокерами.

Вот такие «невинные» слова: узник совести и ненасильственные действия.

(Мне-то казалось, что узник совести — это не святой, а тот, кого мучает совесть. А «ненасильственные действия» — это не эталон законности, а разработанный Ганди и позднее Шарпом метод обрушения власти.)

Tags: внешнее управление, государство, закон, мягкая сила, постмодерн, правозащитники, свобода, ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments