realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Мысли о борьбе с оскорблением памяти Победы — 2



В прошлом сообщении я писал, что с нацистской выходкой телеканала Россия-1 к 12 апреля выяснилось, что законы о борьбе с реабилитацией нацизма, по большому счету, не действуют. У нас есть и закон об экстремизме, который запрещает демонстрацию нацистской символики с целью пропаганды нацизма, и федеральные законы об увековечении Победы и о противодействию экстремизму, и даже разъяснение Роскомназдора... Но ВГТРК вышла «сухой из воды». И главное, это даже никого не удивило.

Отчего так? Думаю, оттого, что закон — «дырявый». Есть отдельные кусочки, которые вроде бы об одном и том же, и которые как-то состыкованы друг с другом. А есть щели между этими кусочками.

В этих законах по интересующему нас поводу указываются три смежных состава преступления:
1. разжигание розни;
2. оскорбление памяти Победы;
3. пропаганда нацизма.

Итоговая категория — экстремизм. Оскорбление, подобное этому, к экстремизму может относиться:
а) через рознь и «обидели ветеранов». На мой взгляд, это неправильный подход: надо не чувства ветеранов защищать, а то, ради чего они жертвовали жизнями;
б) как подрывающее духовные основы самого общества (думаю, это самое правильное, но здесь нам пока до прямого применения законов еще далеко);
в) через косвенную пропаганду нацизма: нацизм — это экстремизм уже сам по себе.

Выходит, с точки зрения современных представлений, оскорблять Победу без демонстрации нацистской символики — как бы еще не совсем понятно, экстремизм или нет. А вот если есть демонстрация нацистской символики, тогда признаки преступления из разных правовых актов по существу сходятся вместе. А значит, надо просто «помочь» им сойтись до конца, до закрытия «прорех». Иначе получается глупая ситуация, когда очевидное оскорбление и очевидная пропаганда нацизма — с нацистской формой со всеми атрибутами — проходят мимо статьи.

Мы, как граждане, можем поразмыслить, что мы хотим от «недырявого» закона. Такого, чтобы хотя бы не пропустить вторые такие «Танцы со свастиками».

Возьмем за основу разъяснение Роскомназдора о толковании Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»:

«По заключению экспертов, использование нацистской и сходной с ней до смешения атрибутики/символики в исторических, научных и т.п. целях признается допустимым. При этом нацистская символика не может быть использована с целью оскорбления советского народа и памяти о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах, для популяризации идей нацизма, теории расового превосходства, оправдания военных преступлений фашистов».

Давайте предложим уточнить это конкретными признаками. Например, примерно такими:

«Соответствующая цель при демонстрации нацистской символики признаётся, если:
а) заказчиком или исполнителем заявляется цель популяризации идей нацизма, теорий расового превосходства, оправданий военных преступлений фашистов, оскорбления советского народа или памяти о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах, либо
б) заказчиком или исполнителем цель не заявляется, но в силу опыта, знаний и компетенции заказчику или исполнителю заведомо известно, что это будет являться оскорблением советского народа и его подвига, памяти жертв в Великой Отечественной войне или пропагандой идей нацизма, либо
в) эта демонстрация осуществляется в контекстах:
1) отрицания или принижения жертв или подвига советского народа в Великой Отечественной войне, его роли в Победе, ценности и значения Победы или
2) преуменьшения военных преступлений фашизма, восхваления идей нацизма, примирения с идеями нацизма и с нацистскими преступниками, в т.ч. через умиление, романтизацию или героизацию, или
3) уравнивания нацистской Германии и СССР, нацизма и коммунизма, коллаборационистов и борцов с фашистскими захватчиками, как через выборочную подачу или искажение фактов, так и эмоционально-художественными средствами».

Фактически, здесь просто подробно раскрыто уточнение слов: «цель» — это то, что с ясностью последует, «оскорбление» — это отрицание существующей ценности. Но чтобы не предлагать новые, голые слова, приводится пояснение, что имеется в виду. И, надеюсь, эти пояснения недырявы. Например, уравнивание нацистской Германии и СССР перекрывается и с примирением с нацизмом, и с оспариванием ценности Победы.

Тогда выступления, подобные тому, что устроило ВГТРК, можно будет отнести и к п. (б), т.к. их компетенция и очевидна по статусу (государственная телерадиокомпания!), и признаётся ими самими в последующих интервью, и к п. (в.2) напрямую — ведь примирение с преступниками, и даже больше: романтизация, аж целая «история любви». Они сами всё сказали!

Возможно, по результатам собственных признаний организаторов танца, можно было бы добавить даже п. (а) — они ведь сами признались, что это была провокация [1], и п. (в.3), когда они заявили, что-де в прошлом году они подавали всё в пользу СССР, так почему бы не показать теперь с обратной стороны [2]. Но главное в этих пунктах — не то, чтобы они все везде работали напрямую, а то, чтобы закрыть смысловые дыры. Когда назван пункт (в.3), уже нельзя вывернуться по типу: «Ну что вы, мы не принижали ваш подвиг и не восхваляли их преступления. Мы просто походя сказали, что и вы, и они были героями».

Нет уж. Если хотите говорить, что они герои, тогда каждый раз повторяйте, что они герои негодяйские. Тогда уравнивания не будет. И тогда может идти достойный разговор о сложных страницах истории. Разговор, который поможет не только не забыть, какие преступления совершил фашизм, но и вовремя его переосмыслить, чтобы он не пришел снова. А он хочет прийти.

Еще раз оговорюсь: это уточнение именно по поводу серьезных культурных диверсий, аналогичных «Танцам» на России-1. И именно на уровне гражданского обсуждения, что мы считаем допустимым, а что — нет.

Благодарю всех, кто откликнулся на предыдущее сообщение и помог идеями и формулировками. Ведь одно дело просто негодовать: «Что делают, что делают!», — другое — указывать, чем конкретно мы недовольны. В первом случае выбор невелик: между тем, чтобы выходить на Майдан — и утираться. А во втором — появляется шанс пройти так, чтобы было хотя бы не очень стыдно перед потомками.

Сноски:
[1] Петров: «Да, были выбраны максимально острые персонажи... Кто-то видит в этом лишь провокацию. А кому дано, видит больше. Историю любви!»
[2] Официальные разъяснения: «Тема трагедии, которую несет война, уже не первый раз поднимается нами. В прошлом году финал программы был полностью посвящен Дню Победы, к нам приходили ветераны, танцы были посвящены подвигу наших бабушек и дедушек».


Tags: государство, память, символ, танцы с фашистами, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments