realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

«Не дай ему засохнуть»: беби-боксы как реклама



За ложью в рекламе мы, кажется, перестали замечать ложь вообще...

Беби-бокс — или, иначе, ящик для подкидывания детей — обычно вызывает первую реакцию: «Если он хоть кого-то спасает, то пусть стоит». Одновременно закрадываются смутные подозрения. Когда первые эмоции стихают, выясняется, что беби-бокс никого не спасает, а только удовлетворяет спрос на неучтённых младенцев. В итоге приходишь к выводу: «Это негодное средство».

Когда попадаешься на какую-то уловку, задаёшься вопросом: «Почему я позволил себя обмануть?». Поэтому предлагаю еще раз посмотреть на этот ящик «простым взглядом». Оглядываясь назад, очень часто оказывается, что уже «первый взгляд» примечает какие-то странности. Вот некоторые из таких странностей, прямо на самом «окне».


1. «Дай своему ребенку шанс на жизнь»



Смотрим, что пишут на самом беби-боксе: «Дай своему ребенку шанс на жизнь». Это к кому обращаются? Разве там где-то перед этим были слова типа: «Если вы собираетесь избавиться от ребенка, не проходите мимо»? Нет. Идеологи этого адского «окна» имеют смелость обращаться сразу ко всем.

Вот вы молодая мать. Представьте: вы выходите с ребёнком из роддома и соображаете, на что жить. К вам подходят неизвестные с алчными глазами и с красивой коробкой в руках и говорят: «Дай своему ребенку шанс на жизнь! Дай шанс! Ты что, не хочешь дать своему ребенку шанс на жизнь? Ну-ка, обдумай свое решение!». Вы такое себе можете представить?

А вот Елену Котову с беби-боксом — представить можно. Она — на правах рекламы. Ее «реклама» тихо торчит из стены, тихо смущает и как бы никого не трогает.

Реклама напитков для утоления жажды прошла свой трудный путь рыночной конкуренции. Ее закономерный результат: «Не дай себе засохнуть!», — и даже: «Живи жаждой!». Тот же принцип добрался и до детей. На ящике, якобы предназначенным для «спасения детей от помойки», нарушающем все современные права ребенка и нормы заботы о нём (от права на имя до системной охраны жизни), написано: «Дай своему ребенку шанс на жизнь». Именно «своему», то есть вашему.

Эффективная реклама должна «бить по площадям», а не по узким целевым аудиториям. Поэтому она и обращается ко всем, а не к целевым группам. Если разобраться, то к целевым группам она обратиться и не может: тем, кто убивает новорожденных, и сами ящики, и надписи на них глубоко безразличны.

Могли ли авторы этих «ящиков» сделать вверху поясняющую надпись типа: «Если вы хотите убить ребенка»? Думаю, нет. Они этого не только не хотели, но и вряд ли бы могли. Если бы они только попытались что-то сформулировать на эту тему, вместо смутных подозрений появилось бы уже явное отвращение. А может быть, кто-то даже сказал бы, что это реклама убийства. И был бы прав. В любом случае, «улов» был бы меньше: матери сразу бы понимали, что это не облегченная версия родной семьи, а улучшенная версия помойки. Помойки в шаговой доступности.

«Дай своему ребенку шанс на жизнь»... Ящик предлагает вашему ребенку шанс на что? Написано: «На жизнь». На самом деле, как мать, через этот ящик вы ему даете шанс на смерть. Право на смерть в безвестности. Право стать материалом (учтённым или неучтённым) в руках работников мед. организации или иных «аффилированных лиц». И это основной пункт общественной, ооновской и астаховской критики этих ящиков.

Получается то же, что и в слогане: «Не дай себе засохнуть». Без этого напитка, конечно, вы бы обязательно засохли.

Говорят, что эти напитки, из лучших коммерческих побуждений, делаются не для утоления жажды, а для ее усиления. Не знаю, сколь это достоверно. Возможно, еще никому не приходило в голову потратить время на то, чтобы точно выяснить, так это или не так. Но уже известно, что основные «клиенты» беби-боксов — это те, кто ребенка бы ни за что не выбросили, а лоббисты беби-боксов имеют коммерческий интерес и связи с ЛГБТ и ювеналами.



Простые рыночные законы сказываются не только на продукте, но и на его рекламе. Вот и получаются такие слоганы.

Следующим шагом в рекламе напитков было: «Живи жаждой». Здесь тоже легко предсказать следующий ход: «Живи ящиком». «Планируй детей на ящик».

Считаю, что не только сами ящики, но и надпись: «Дай своему ребенку шанс на жизнь», — имеет такое же отношение к спасению тех, о ком так «печётся» г-жа Котова, как и рекламный слоган «Не дай себе засохнуть» к спасению умирающих от обезвоживания. А именно, никакого. И используется только для создания благовидности и притупления критического восприятия.

2. Инструкция



Картинка, показывающая порядок использованию ящика, — явная инструкция по пользованию мусоропроводом.

Самый главный шаг в ней, конечно, третий: не забудьте закрыть за собой дверцу «мусоропровода». Он источает потусторонний запах выброшенных детей. Пока тянется этот запах, ребенок еще не до конца «там», и «по ту сторону» его ещё нельзя использовать.

Например, через открытое окно вас могут увидеть, а это никак не входит в планы. В планы организаторов «беби-боксов» не входит ни поговорить с вами («Что вы делаете, ведь это же ваш кормилец в старости!»), ни запомнить ваше лицо (если вдруг вы потом передумаете и вернетесь). Нужна закрытая, безвозвратно запертая дверь. Нужна завершённая сделка.

Критикуя картинки на этих адских ящиках, я не буду говорить, как надо было бы придать им большую благовидность. Я считаю, что эти ящики ставить нельзя вообще, но если ставить, то единственное, что на них может быть изображено, это какой-нибудь новый значок в стиле «не влезай — убьёт» и надпись на тему «Оставь надежду всяк сюда входящий». Чтобы мать, не лишённая материнских чувств, не клала туда ребенка. Но даже с этой оговоркой ящики ставить всё равно нельзя, потому что они разрушительны для самой системы охраны жизни детей.



Вот, кстати, пример простого, без слёз и рюшечек, оформления ящика. Всё равно, конечно, гадость.



3. Шаговая доступность



Они хотят показывать свои ящики на каждом углу, в «шаговой доступности». Так нам всем «ненавязчиво» вбивают в голову, что это мы выбрасываем детей на помойку. Как будто мы только и делаем, что постоянно выбрасываем детей на помойки.

Я прошу прощения, но тех, кто выбрасывает детей на помойки, не 100%, а 0,005% (это если считать за всю жизнь, а если за год, то 0,00007%). Это при том, что даже «обычных» убийц раз в сто больше — примерно 0,7% за всю жизнь (0,01% в год).

Раньше как говорили: «Плывут пароходы — привет Мальчишу». Мальчиш теперь, как правило, не в почёте. А вот эти ящики выставляются на общее обозрение.

Играют дети:
— Давайте Ленку в ящик засунем! Там всё написано, как это делать. Он сделан специально для детей. Там прикольно, там даже кондиционер есть. Привет тёзке Котовой!

Идут влюблённые:
— Давай, когда мы поженимся, мы не будет сюда ребенка сдавать. Привет Лене Котовой!

Идут мать с ребёнком:
— Мама, а что это за дверца?
— Туда кладут ненужных детей.
— Как это — ненужных?
— Если ребенок не нужен, его убивают.
— Убивают?!
— Да, помни об этом. Это наша общая вина. Мы обязаны заботиться о тех, кого убивают такие же люди, как мы. Поклон Лене Котовой.


P.S. Некоторые не поверили, что к ящикам действительно прилагается инструкция в стиле мусоропровода. Вот фото самой Л. Котовой рядом с этой инструкцией. И вот даже её фото рядом с инструкцией с её официального сайта.


Tags: беби-бокс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments