realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Когда мира не хочется...



И украинский, и сирийский конфликты показывают простую закономерность: те, кто не хотят «политического» урегулирования, а хотят навязать свою волю, избегают переговоров.

В решении современного конфликта есть два пути:

1) Демократический путь: власть определяется на голосовании. Чтобы провести голосование, нужно обеспечить мир. А значит, для этого нужно сперва вместе освободить территорию от откровенных террористов (ИГИЛ, Джебхат-ан-Нусра), а затем договориться о перемирии. Ну, а после голосования — зачем воевать?

2) Силовой путь. Несогласные устраняются. Сначала военно, затем, после захвата власти, карательно, а всё, что еще шевелится, перед выборами «заполировывается» законами типа закона о декоммунизации: «У вас флаг Победы? Вы преступник, вам нельзя избираться». После этого уже смело проводятся выборы по принципу «выбирай между Порошенко, Тимошенко, Ярошем и Корчинским». Или между «умеренными» террористами, «неумеренными» и ставленниками США.

Все стороны конфликта неглупы и понимают, кто на что может рассчитывать на выборах. Мы с вами здесь, может, и не всегда понимаем, а они, на месте, всё понимают. И поэтому на демократический путь согласна только одна сторона (к ней со временем присоединяются и те, кто с ней готов договориться ради мира). А остальные конфликтующие стороны только притворяются, что согласны, и постоянно выдвигают всё новые условия.

Вот пример из сирийских новостей. С большим трудом сооружено перемирие, и даже устроены какие-то переговоры. Вот как пресловутая «умеренная оппозиция», в лице своего главного «переговорщика», в очередной раз собирается о чём-то договариваться.

РИА, 13 марта: «„Мы полагаем, что переходный период начнется с уходом Башара Асада или его смертью“, — заявил Аллуш в Женеве, куда он прибыл для участия в непрямых межсирийских переговорах в составе делегации ВКП. „Нет возможности начать переходный период при условии существования этого режима или главы этого режима у власти“, — добавил Аллуш, который является представителем группировки „Джейш аль-Ислам“».

Оппозиция при поддержке Запада всё время требует сначала убрать Асада, и только потом делить власть.

То же на Донбассе. В минских соглашениях прописано, что надо сделать для мирного решения проблемы: прекратить огонь (это кое-как сделано), создать конституционную базу для проведения местных выборов — и провести эти выборы. Но украинской «власти» выборы не нужны. Им неприемлема сама мысль о том, что жители Донбасса будут что-то решать. Им нужна унитарность, т.е. беспрекословное подчинение. Поэтому минские соглашения всячески торпедируются (желательно так, чтобы свалить всё на Россию). Украинская «власть» пытается «решить» задачу иными способами. Если не получается военно, то хотя бы задушить непризнанные республики.

Например, через контроль над границей. Лавров настаивает, что смысл минских соглашений — это сначала напрямую договориться с самим Донбассом, как проводить выборы, и только потом, после выборов, передавать границу с Россией под управление избранной власти. Напомню, это та самая граница, через которую, среди прочего, едут и «белые камазы жизни». Хунта сперва эти соглашения подписывает, а затем требует, чтобы сначала ее дали полный контроль над всеми границами республик, и только потом она подумает, по каким законам там проводить выборы. Или, может, вообще не проводить. Ради этой блокады, например, по углю, Хунта даже готова подорвать саму Украину на собственных АЭС.

Но согласиться на мирный сценарий она не может. А потому и бороться с радикалами-провокаторами в зоне конфликта ей тоже ни к чему. Так же и в Сирии: они заявляют о своей «умеренности» (иначе не складывается информационная картинка на Западе), но реально отмежёвываться от «неумеренной» оппозиции не собираются. (К такому отмежеванию их, похоже, в итоге всё же удалось принудить мощным давлением под формуле: «Перемирие для всех, кто подаст заявку, кроме ИГИЛ».)

Доводы этих «умеренных вояк» просты: их оппоненты «нелегитимны», а потому незаконны. А сами они — законны (например, на основании ими же попранной Конституции). Поэтому все их «переговоры» сводятся к тому, чтобы ставить неприемлемые предварительные условия: «Вы сначала сдайтесь, а потом мы поговорим».

Если бы они хотели демократии (не боялись бы ее), они бы на всех переговорах поднимали вопрос того, как именно проводить выборы. Например, хунта бы первым делом требовала бы, чтобы ее киевские партии допустили бы к местным выборам на Донбассе. Первым делом, а не десятым. Она знает этот вопрос и умеет его ставить. Но он ей не нужен (потому что тогда придется всерьез говорить о своей фашистской сущности, а это проигрышно). Поэтому она просто не соглашается на местные выборы (согласиться на местные выборы — значит принять государственные законы, по которым эти местные выборы будут законны). Вместо выборов, она выражается просто: «Восстановить украинский суверенитет над Донбассом». Хорошо сказано, правда?

Отсюда же и спутанность речи сирийской оппозиции. С одной стороны, они хотят немедленно начать обсуждение переходного периода, с другой — сразу же выдвигают предварительные условия, равнозначные капитуляции оппонента.

Итак, в обоих случаях те, кто не хотят выборов, их избегают. И не важно, кто из них в статусе власти, а кто — в статусе «сепаратистов», «повстанцев» и «оппозиции». Те, кто избегают выборов, лукавят: то садятся за стол переговоров, то выдвигают предварительные условия. То подписывают договоренности, то игнорируют их. Говорят о своей «умеренности», но от «неумеренных» отмежеваться не хотят.

Tags: Украина, информационная война, логика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments