realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Договорённости — с Западом или с его посланцами?

2016-02-23-peregovori-solana.jpg

Очень интересно видеть, как Запад реагирует на высказывания людей, которых он посылал о чём-то договориться Россией. Хавьер Солана — человек, которому НАТО в 1997 году поручило провести глубокие переговоры и зафиксировать, что Россия не будет отвечать на первое послехолодновоенное расширение НАТО. Такая бумага от России была добыта в 1997 году и называлась «Основополагающий акт о взаимных отношениях...». Недавно Солана высказался, что Запад вышел за рамких тех «основополагающих» договоренностей, и был мгновенно «поправлен».

Лента.ру пишет 13 февраля 2016 года:
«Перенос штабов Североатлантического альянса на восток противоречит Основополагающему акту Россия — НАТО и за этим может последовать ответ Москвы, утверждает бывший генсек военно-политического блока Хавьер Солана. Об этом сообщает ТАСС. На эту реплику, произнесенную на Мюнхенской конференции, сразу же из зала ответил заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу. Он заявил, что все предпринимаемые альянсом меры, включая создание новых штабов в Восточной Европе и размещение там на ротационной основе военных контингентов блока, „соответствуют международным обязательствам“ организации. Они, как считает Вершбоу, также не противоречат прописанному в Основополагающем акте 1997 года положению об обязательстве НАТО не размещать в Восточной Европе „существенных боевых сил“. После ответа Вершбоу экс-глава европейской дипломатии продолжил свое выступление. По словам Соланы, совет Россия — НАТО должен активно использоваться в условиях кризиса между российским государством и альянсом».

Читая такие новости (а это не первое сообщение подобного рода), иногда складывается ощущение, что те, кто были глубоко вовлечены в переговоры с Россией, оказываются словно «укушены» мыслью о том, что Запад делает что-то не так. Каждый раз, когда такие переговорщики потом говорят что-то такое, что никак не вписывается в концепцию слепой ненависти, их аккуратно отводят в сторону. И тогда возникает мысль, что, в свою очередь, наши переговорщики — те, кто когда-то на разных фронтах сдавал нас, что-то доказывая Западу и в чём-то убеждая, но всё равно в итоге медленно, но систематически проигрывая — они искренне надеялись тогда, в эпоху «разрядки, мира и дружбы» чисто по-человечески друг друга понять и договориться. И может быть, их проигрыш связан просто с тем, что клоповник, с которым они столкнулись, оказался чисто по размерам больше русской души. По крайней мере, души тогдашней, сильно ушибленной перестройкой.

Но, во-первых, с клопами не надо соревноваться в размерах. Тем более в размерах души. Неправильно это.

Во-вторых, клоповник, как и любой рассадник — это больше, чем просто сумма всех клопов. Сегодня ты отрубил гидре половину голов, завтра — еще половину — а гидра жива. Потому что она многослойна. Тот же Бжезинский смело приезжает в Россию, о чём-то с ней разговаривает, меняет ее политику, а сам остаётся таким, каким был. Его дух в борьбе не убывает, а только крепнет.

Когда в апреле 1997 года Ельцин долго говорил Колю, что Россия не приемлет намечаемого расширение НАТО, в какой-то очень откровенный момент разговора он всё-таки пообещал канцлеру, чтобы тот не волновался и что соглашение в итоге будет. Перед кем в России отчитывался Ельцин за такие гениальные дипломатические ходы? Я не изучал этот вопрос, но, быть может, перед теми, кто хотел в G8? Но если так, давали ли они ему полномочия так красиво сдаваться? Вряд ли.

Зато знаю, что когда в итоге Солана 14 мая 1997 года вернулся в Брюссель с переговоров с Примаковым и принёс известие, что заветное «непротивление» России расширению НАТО получено, в штаб-квартире НАТО ему аплодировали стоя. Там было кому аплодировать. НАТО добычу оценило, переговорщика похвалила. Но сегодня, когда Солана вздумал что-то сказать о духе того «Основополагающего акта» и реальных отношениях с Россией, НАТО поправляет его, указывая, как надо применять достигнутые им договоренности.

Это больше, чем «клоповник». Он сложно устроен. Вам подсылают людей для переговоров — но на самом деле эти люди — посланцы, уполномоченные только на один вариант решения проблемы. Если вы их переубеждаете, этих посланцев заменяют. Хотите говорить всерьез — требуйте лично Черчилля, но тогда не удивляйтесь, что переговоры пойдут плохо.

И, наконец, Запад не Россия. Это другой мир. Поэтому в таких разговорах надо не душевничать, а либо сразу брать быка за рога — увидеть их «священных коров» и прямо говорить о них, — либо держать фигу в кармане и просчитывать ходы. Но первое в те «90-е» было невозможно — мы ведь тогда сами отказались от своих священных коров, променяли их на иностранную жвачку. Трудно говорить о священных коровах, не имея за душой ни одной своей. И совсем невозможно о них говорить, имея свежий опыт обмена своей, родной и единственной на чечевичную похлёбку. Мы тогда поверили в специальную экспортную сказку про либерализм. Либерализм, который не только для нас, но и для самого Запада глубоко вторичен. И на то, чтобы всерьез держать в кармане фигу, в тот раз тоже оказались неспособны. Наверное, по тем же причинам.

Похоже, сейчас Россия, чуть окрепнув, выходит на второй раунд, и, кажется, с каким-то учетом сделанных ошибок. Косвенные признаки: Патриарх встречается с Иезуитом, а Путин — с Киссинджером. Загадывать, что из этого выйдет, по-моему, рано. А цена вопроса огромная.

(Фото Х. Соланы с сайта politrussia. Свидетельство о том, как его встречали в НАТО, — из книги Chaya Arora, "Germany's Civilian Power Diplomacy...", Palgrave Macmillan, 2006, p. 195)

Tags: НАТО, Солана, боливар, переговоры, расширение НАТО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments