realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Смерть отнятых детей... и некоторые СМИ


Пятимесячный Умарали был незаконно изъят у матери здоровым и помещён в больницу, а через 12 часов был обнаружен мёртвым. Мать — гражданка Таджикистана с просроченной регистрацией, получила тело и была выслана из России... Следствие по обстоятельствам гибели еще идет.

[Подробности]

Мне этот случай в длинном ряду подобных ювенальных эксцессов показался каким-то особенным. «Особенным» — как в тех странных психологических тестах, где надо найти особенную картинку, особенность которой состоит в том, что это единственная картинка без особенностей.

Во-первых, раньше всё было с какими-то сложностями: где-то были выпивающие родители. Где-то в доме было особенно бедно. Где-то родители имели неосторожность сами обратиться в опеку за помощью. Где-то у опеки был явный интерес, например квартира, плюс нашёлся хороший повод. Почти во всех случаях, прочитав о происшествии, можно было себе сказать что-нибудь успокоительное в стиле: «Ну я-то не алкоголик. Ну я-то не нищий. Ну, уж меня-то так не проведешь. Ну, уж я-то сам дверь опеке не открою». Здесь такого нет. «Преступлений» у матери только два. Первое — просроченная регистрация, но это вряд ли имеет отношения к вопросам семьи. Это как переход улицы на красный свет — можно докопаться до тебя самого, но причем тут твой ребенок? Ведь не ребенок же перешёл. Второе — она иностранка и не говорит по-русски. Я видел в Москве немало немых иностранцев, которые пытались спросить дорогу. У них как-то никто детей не отбирает. Единственная успокоительная мантра, которую остаётся себе придумать, — это уже такое откровенно нацистское: «Я не чурка».

Говорят, ювенальные технологии, кроме всего прочего, используются и для того, чтобы приучать человека отмежёвываться от других. Если так, то здесь эта технология работает на то же, что и в классическом «Когда они пришли...».

Во-вторых, всё произошло тоже предельно просто. Мать оказалась в полицейском участке — прямо у нее прямо там прямо соответствующий работник — прямо взял и отобрал. Так просто. И составил потрясающий своей незатейливостью акт «об изъятии подкинутого или заблудившегося ребенка». Настолько незатейливый, что прямо в нём указан номер свидетельства о рождении ребенка. И далее тоже всё произошло предельно обыденно: «Сначала докажи, что ты не верблюд, а потом жди, может, и вернем». Всё как обычно в таких случаях, только еще проще. В сюжете почти ничего лишнего. Настолько ничего лишнего, что кажется, что «так не бывает».

В-третьих, результат — как раз максимальный. За 12 часов пребывания в больнице: был живой и здоровый — стал мёртвый.

Меня эта история потрясла, как и многих, но, прошу прощения, весь сюжет такой невероятно прямолинейный, что иногда кажется, что это даже не реальное что-то, а специально начерченная схема. (И это при том, что я точно знаю, что ситуация реальная, а не выдумка СМИ.) Даже подумалось: кто же это так лихо чертит схемы по реальности?

Но если бы только это. Адвокаты просили не политизировать дело. Хотя бы пока идет следствие по факту смерти ребенка. Но политизация произошла.

Во-первых, случился митинг. Я, конечно, поддерживаю требование расследовать это дело. Но... Таджикская диаспора (видимо, понимая, что речь об ущемлении по национальному признаку не идет), принимает решение, что таджикам не следует участвовать в этом митинге, и таджики на него не идут. Но митинг всё равно происходит.

Во-вторых, об этом пишут СМИ. Это правильно, об этом надо писать. Но... какие СМИ оказываются в топе гугла? Почему в самом верху — Би-би-си, «Радио Свобода», Телеканал «Дождь», «Новая Газета», «Эхо Москвы»? (Дополнение: прошло несколько дней, и топ принял более-менее обычный вид.) Разве они не участвовали в раскрутке темы «семейно-бытового насилия» ([1], [2], [3], [4]; зачастую ссылаясь на подложные данные) — темы, легитимирующей введение этой самой ювенальной практики, при которой родители — это изначальная опасность для детей, а значит, при малейших сомнениях лучше изъять, чем не изъять?

Разве не такие СМИ проводили идею, что в наших семьях творится какой-то кошмар, что родители — это такие страшные люди, что в их отношении должна быть презумпция виновности? Ну вот, презумпция виновности в действии!

А когда принимался «закон Димы Яковлева», защищающий детей от попадания в непрозрачные структуры усыновления в США на правах товара, не они ли вопили, что, дескать, в ужасной России дети не нужны никому, а этот закон не дает возможности передать детей в «страны и миры получшие»? Вот теперь ребенка отобрали у «ужасных родителей» и поместили, соответственно, в «мир получше» — в больницу, и он тоже умер. Почему эти замечательные СМИ не рассказывают, как хорошо отнятым детям в больнице?

Может, на этот раз они одумались и начали требовать создать хоть какой-то механизм защиты детей от незаконного отъёма? Нет. В основном, они всё о своем: ужасная страна, коли в ней случаются такие вещи. Для них плоха страна, а не тот ювенальный механизм. Механизм, который они сами легитимировали и на котором они продолжают настаивать. А если уж и используют оборот «незаконное изъятие», то, например, незаконное изъятие имущества (ноутбука, картин, личных вещей). Право же, крайне специфичные СМИ.

Для сравнения, аналогичный случай в Новороссийске освещался Первом канале, но «Дождь» его, судя по результам гугла, обошёл стороной. Что-то случилось именно в связи с трагедией Умарали.

Хочу отметить, что всё это происходит в тот момент, когда конкретный чудовищный ювенальный законопроект, «О семейно-бытовом насилии» — положен на стол Президенту.

Tags: Умарали, ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments