realistromantic (realistromantic) wrote,
realistromantic
realistromantic

Кто сорвал минские соглашения?

(Второй раз во второй класс. В чём невыученный урок?)


В феврале 2015 года в Минске так называемой «Нормандской четвёркой» (Украина, Россия, Германия, Франция) были заключено «Второе минское соглашение» (Минск-2) из 13 пунктов, которые должны были положить началу мира на Донбассе.

Хотя в соглашениях было написано, что уже с 15 февраля 2015 года должен полностью прекратиться огонь, за 14 дней закончится отвод тяжёлого вооружения, в марте — заработать закон о временном порядке местного самоуправления, а к концу 2015-го уже должна быть пересмотрена конституция Украины, ничего из этого до сих пор не случилось.

Тем не менее, соглашения оказались на удивление долгоиграющими: все стороны до сих пор признают (по крайней мере официально), что эти договоренности должны стать главной основой всего мирного политического процесса.

Недавно Нормандская четвёрка, понимая, что соглашения явно не будут выполнены в разумные сроки, собралась заново... и заявила, что те же соглашения остаются и продлеваются. Только теперь исполняться они будут более тщательно.

Откуда такая надежда? Почему были не выполнены соглашения в первый раз и почему можно рассчитывать на выполнение соглашений на этот раз?

Постараемся, обходя стороной болезненный для многих спор «кто же начал войну», подумать о том, кто же ее «не останавливает». Не буду претендовать на истину в последней инстанции, но, надеюсь, что-то мы здесь поймём.

Лично для меня важной точкой в понимании причин срыва стали слова Лаврова о том, что важно не только, о чём именно договорились стороны, но и последовательность, в которой идут пункты. Действительно, как можно говорить о местных выборах, когда не принят закон, по которому эти выборы будут проводиться? Как можно говорить о мирном решении проблемы, когда эти стороны официально считают друг друга террористами? С террористами идти на переговоры нельзя!

Посмотрим на последовательность пунктов (http://tass.ru/info/1763259).

1. Незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня...

Это пункт вполне понятен сам по себе. Пока вокруг гремят взрывы, нельзя даже вывести раненых, не то что отвести оружие. И понятно, что сам по себе этот пункт ничего не решает: ведь ясно, что конфликт есть, есть уже линия фронта, но взрывы гремят. А это значит, что по крайней мере одна сторона не очень-то и хочет мира. А если не хочет, то никакие соглашения ее сами по себе не остановят. Поэтому задача только в том, чтобы обличить нарушителя перед лицом мирового сообщества и адресно на него надавить. (Тут тоже важна последовательность: сначала обличить, затем надавить.)

2. Отвод всех тяжелых вооружений обеими сторонами...

Понятно, что этот пункт надо выполнять по мере выполнения пункта 1. И что выполнение этого пункта укрепит прекращение огня. Важно, что этот пункт легко проконтролировать независимыми наблюдателями — еще легче, чем п.1. А об этом — п.3, приведем его полностью:

3. Обеспечить эффективный мониторинг и верификацию режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения со стороны ОБСЕ с первого дня отвода, с применением всех необходимых технических средств, включая спутники, БПЛА, радиолокационные системы и пр.

Вот кому поручено эффективно верифицировать режим прекращения огня — ОБСЕ! Уж и спутники к услугам! Если наша цель — не просто констатировать: «Огонь есть... Огня нет...», — а проследить, кто именно нарушает договоренности, то, логично, ОБСЕ должно подробно докладывать, кто именно и сколько раз нарушает какой именно подпункт.

Что же происходило эти полгода на самом деле?

ОБСЕ изредка указывало, кто стрелял, но так, что понять общую картину из этих отчётов было невозможно. А в отношении снарядов, прилетающих в мирные города, было вообще парадоксально: она тщательно исследовала, какой был калибр снарядов, и далее скромно молчала. С какой хоть стороны? Увы, это были очень мирные наблюдатели... Они не хотели тыкать пальцем.

А как же без контроля? На доброй воле обеих сторон? Но, будь эта обоюдная добрая воля, не было бы войны!

И вот только совсем недавно, 8 сентября, ООН заявило, что наконец-то займётся этим вопросом! (http://zn.ua/UKRAINE/v-otchetah-oon-budut-ukazyvat-vinovnyh-v-gibeli-mirnyh-zhiteley-v-donbasse-smi-188062_.html)

Думаю, это существенное изменение.

Пойдем дальше.

4. В первый день после отвода начать диалог о модальностях проведения местных выборов...

Как идут диалоги между ЛДНР и Украиной, мы увидели. Диалог возможен, только когда есть две стороны, и обе хотят диалога. А когда диалог не идет — поди разбери, кто именно «динамит». Впрочем, кое-что политики говорят о себе сами: уже самим форматом Минска-2 (напомню: Украина, Германия, Франция, РФ) Порошенко отказался садиться за стол переговоров с представителями ЛДНР. С теми самыми, с которыми, согласно этому самому Минску-2, ему надо договариваться! Дескать, «террористы». Но с террористами не договариваются, их уничтожают. То есть это лексика войны. Прямое противоречие действий духу того, что подписываешь!

С тех пор подвижки произошли заметные:

> «Но эта работа может быть продолжена только после официального утверждения регламента контактной группы и рабочих групп. Нужно протокольно закреплять как разногласия, так и компромиссы. И четко понимать, какое решение считать согласованным, а какое нет», — отметили полпреды. (http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2322097)

Очень хорошо, что есть намерение договориться об этом «на берегу». Только все ли участники это намерение разделяют?

О «виновных». Этот диалог должен был начаться после отвода тяжёлых вооружений. То есть, если рассуждать логически (так, как мы договорились в начале), в срыве п.4 обвинять уже некого: ОБСЕ не указало четко на виновного в нарушении прекращения огня. Поэтому нет ни прекращения огня, ни отвода, ни переговоров о выборах...

Еще там, в этом п.4, было отдельным абзацем:

Незамедлительно, не позднее 30 дней с даты подписания данного документа, принять постановление Верховной рады Украины с указанием территории, на которую распространяется особый режим...

Тут указаны сроки с привязкой к моменту подписания, а не к отводу вооружений. Постановление, видимо, так и не принято (http://ria.ru/world/20150312/1052223178.html). Кто не выполнил? Видимо, не очень-то и хотелось...

5. Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона...

Тут понятно, кто это должен был принимать закон. И понятно, что, из-за его непринятия, дальнейшие пункты уже невозможны. Уже даже обмен пленными становится сомнителен: ведь террористов судят, а не выдают противнику. Нет и прекращения боевых действий — кто отдаёт пленных до окончания войны? Видимо, этому кому-то, кто ставил свою фейковую подпись, важно, чтобы состояние войны длилось и длилось.

6. Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»...

Всё это уже срывается. Лица-то удерживаются «законно»!

7. Обеспечить безопасный доступ, доставку, хранение и распределение гуманитарной помощи...

Умолчим здесь о блокаде и намеренном создании гуманитарной катастрофы... Формально — это всё уже «после». А всё начиналось с «контроля» ОБСЕ, который не состоялся.

8. Определение модальностей полного восстановления социально-экономических связей...

Полное восстановление... это уже совсем далёкие планы...

9. Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов...

Нет выборов — нет контроля.

10. Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп.

Аналогично. Идет бой, а ты отказываешься от союзников? Ну так тебя окружают и судят. По своим законам.

11. Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию... до конца 2015 года.

Не берусь судить, можно ли это делать одновременно с отводом войск. Но по срокам понятно, что эти действия запланированы далеко не первыми по очередности.

Пункты 12 и 13, видимо, относились уже к совсем счастливому мирному периоду.

Итак, в каком-то, немного упрощённом, смысле, мы нашли козла отпущения корень зла. Порошенковскому безумию попустительствовало ОБСЕ. Теперь будет строже. И ООН уже не то, и Западу надоело.

Но о чём думал Лавров, когда комментировал эти договоренности как «лучше чем супер»? Разве он не понимал, как работают эти международные структуры? Разве опыта Сербии недостаточно? Я думаю, основная цель была — подтвердить признание «отдельных районов Донбасса» именно как «районов Донбасса», а не как «запрещённой на территории Украины террористической организации „жители Донбасса“», как это пытались подать украинские националисты. И это удалось. Следуя всем пунктам подписанных соглашений, придётся неумолимо признать, что Донбасс есть. Мирную международную риторику удалось сохранилась. Вкупе с неготовностью НАТО ввязываться в прямой военный конфликт с самой Россией («если вы введете армию на стороне Порошенко — мы введем армию на стороне Донбасса») это дало Донбассу возможность выстоять и сохранить право на жизнь.

И теперь, когда эти же соглашения подтверждаются снова, хотелось бы верить, что все понимают, что речь не просто в том, выполнены соглашения или нет, а в том, кто именно не хочет выполнять эти соглашения, кто именно саботирует переговоры, кто именно стреляет по городам.

Tags: Украина, минск-2, минские договорённости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments